Главная Выдающиеся люди
трансферы из аэропорта цюрих такси от Феодосии

Гайдай Леонид Иович

Cоветский кинорежиссёр, сценарист, актёр. Народный артист РСФСР, Народный артист СССР. Создатель популярных кинокомедий.

Леонид Гайдай родился 19 ноября в 1923 году в городе Свободный Амурской области. Его отец, Иов Исидорович Гайдай был железнодорожным служащим, уроженцем Полтавщины, а мать, Мария Ивановна была родом из Рязанской области.

Гайдай учился в Иркутской железнодорожной школе № 42.

Принимал участие в Великой Отечественной войне, после тяжёлого ранения, его признали непригодным к дальнейшему несению военной службы.

В 1947 году окончил театральную студию при Иркутском областном драматическом театре, работал осветителем, актёром.

В 1949 году поступает на режиссёрский факультет ВГИКа. После окончания  университета Гайдай снимается в фильмах: «Ляна», «Ветер», «В пути», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика Бриллиантовая рука», «Риск — благородное дело», «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди».

Сценарии к своим фильмам Леонид Гайдай почти всегда писал самостоятельно.

В 1970-х он занимался экранизациями классических произведений, а с 1981 по 1988 гг. снимал в основном сюжеты для киножурнала «Фитиль».

Режиссёрские работы Леонида Гайдая: «Долгий путь», «Жених с того света», «Трижды воскресший», «Пёс Барбос и необычный кросс», «Самогонщики», «Деловые люди», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», «Бриллиантовая рука», «12 стульев», «Иван Васильевич меняет профессию», «Не может быть!», «Инкогнито из Петербурга», «За спичками», «Спортлото-82», «Опасно для жизни!», «Частный детектив, или Операция «Кооперация», «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». Он на протяжении многих лет сотрудничал с одними и теми же киноактерами, блестящая игра которых во многом определяла успех его комедий.

Гайдай был женат на актрисе Нине Гребешковой.

Скончался 19 ноября 1993 года в Москве. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

 

Интерес к комедии

  

В 1947 окончил театральную студию при Иркутском областном драматическом театре, в 1955 — ВГИК (мастерская Г. В. Александрова). Был режиссером-практикантом на съемках комедии «Ляна» (1955) Б. В. Барнета. Два этих учителя как бы подтверждают несомненную связь творчества Гайдая с традициями отечественной кинокомедии. Но первый фильм «Долгий путь» (1956, совместно с В. И. Невзоровым) он поставил по сибирским рассказам В. Г. Короленко, таким образом отдав дань своему дальневосточному происхождению. Обратился к жанру сатирической комедии только в следующей работе «Жених с того света» (1958), которая подверглась жесткой цензуре и в результате была значительно сокращена. Фильм «Трижды воскресший» (1960), решенный в жанре героической киноповести с явным идеологическим пафосом, считается вообще вынужденным в творчестве Гайдая, который все-таки был чужд политике вопреки ныне приписываемым ему диссидентским мотивам. Но немаловажно, что действие «Трижды воскресшего» сначала происходит в годы Гражданской войны, а для режиссера эпоха начала 20 века (вплоть до 1930-х годов) окажется впоследствии одной из самых излюбленных, если судить по экранизациям произведений И. Ильфа и Е. Петрова («12 стульев», 1971), М. А. Булгакова («Иван Васильевич меняет профессию», 1973), М. М. Зощенко («Не может быть!», 1975). Да и в упомянутом «Долгом пути», а также в фильмах «Деловые люди» (1963, по рассказам О. Генри) и «За спичками» (1980, СССР—Финляндия, совместно с Р. Орко, по М. Лассиле) события разворачиваются примерно тогда же. Интерес к той поре, безусловно, связан у Гайдая еще и с его пристрастием к раннему кинематографу.

 

 

Клондайк Гайдая

  

В 1961 в короткометражке «Пес Барбос и необычайный кросс» он вроде бы случайно взялся за «экранизацию» газетного фельетона Степана Олейника, чтобы не оставаться в простое. Но в невидимом перенесении во времени, в ориентации на сатирическо-комедийное искусство 20-х годов как советское, так и американское (Чарли Чаплин, Бастер Китон и Гарольд Ллойд), Гайдай нашел истинный Клондайк. И даже приемы эксцентрической американской комедии приобрели у него чисто российское и вполне советское звучание. Эта незатейливая короткометражка также породила уникальный феномен трех суперпопулярных героев-масок советского кинематографа — Балбеса, Труса и Бывалого, которые потом были задействованы в следующей короткометражке «Самогонщики» (1962), в третьей новелле комедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» (1965) и в «Кавказской пленнице» (1966). Две последние названные картины и «Бриллиантовая рука» (1968), удостоенная Государственной премии в 1970, образуют своеобразную комедийную трилогию 1960-х годов. Все эти фильмы являются также самыми кассовыми — только за 15 месяцев проката их посмотрели 222,8 млн. зрителей, то есть практически все население СССР. В целом же аудитория в советских кинотеатрах на фильмах Гайдая составила (без учета повторного проката) около 600 млн. человек (например, у Стивена Спилберга в США зрителей было раза в полтора меньше). То есть по весьма грубым прикидкам, кассовые сборы могли быть в размере 200 млн. рублей в ценах до 1991 года. Можно сказать, что «бриллиантовая рука» была у самого Гайдая. В Америке был бы при жизни мультимиллионером, у нас же жил скромно, как, допустим, Семен Семенович Горбунков из «Бриллиантовой руки». Неслучайно, что именно эта комедия в 1995 году в результате опроса зрителей телеканала РТР была признана самой лучшей. Это и наиболее кассовое, и совершенное творение режиссера, вошедшего наряду с Э. А. Рязановым и Г. Н. Данелией в первую тройку советских комедиографов. Роль Горбункова, который всегда готов выручить и помочь совершить чудо, была доверена Ю. В. Никулину. Эта карнавальная двойственность героя, программно заявленная и в его любимой песне про зайцев, была своеобразным выходом за пределы регламентированного социального существования, романтически-пародийным проявлением индивидуального куража. Столь популярная и всегда приносившая большую удачу в кинопрокате формула «свой среди чужих, чужой среди своих» обыграна у Гайдая с редкой язвительностью и в то же время с подлинным сочувствием к маленькому человеку, который вынужден играть не свойственную себе значительную роль (этот мотив не раз использовался и Чаплином и Китоном, перед которыми Гайдай преклонялся всю жизнь). И несмотря на то, что режиссер порой сам появлялся в маленьких ролях на экране, его подлинным автопортретом следовало бы считать симпатичного Семена Семеновича (вот и реальная жена режиссера актриса Н. Гребешкова сыграла супругу Горбункова), наивного, добродушного и сердечного «агента поневоле», вынужденного жить на «острове невезения» и спасаться от отчаяния, напевая «А нам все равно, а нам все равно...». Вот почему «Бриллиантовая рука» — не только самая смешная и умная, но и наиболее личная работа Гайдая.

 

Экранизация классики и перестроечные фильмы

  

А его по-своему знаменательный уход в застойные 1970-е годы прочь от современной тематики и увлечение эксцентрическими экранизациями литературы прошлого в итоге привело режиссера к заведомой неудаче в случае обращения в «Инкогнито из Петербурга» (1978) к «Ревизору» Н. В. Гоголя. Последующие, уже перестроечные работы Гайдая: «Опасно для жизни!» (1985), «Частный детектив, или Операция «Кооперация» (1989) и «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992) — позволили ему вернуться к современности. Однако в изменившейся ситуации прежняя гайдаевская манера сочетания трюковых комедий с сатирическим зарядом действия и остро выписанными характерами персонажей теперь оборачивалась беззубостью в социальной критике действительности и лишь внешней комедийностью героев. После его смерти началась стремительная (иногда чересчур залихватская) переоценка творчества режиссера, запоздало признанного безусловным классиком, неповторимым мастером советской эксцентрической и сатирической комедии.