Главная Выдающиеся люди
трансферы из аэропорта цюрих

Гайдай Леонид Иович

Cоветский кинорежиссёр, сценарист, актёр. Народный артист РСФСР, Народный артист СССР. Создатель популярных кинокомедий.

Леонид Гайдай родился 19 ноября в 1923 году в городе Свободный Амурской области. Его отец, Иов Исидорович Гайдай был железнодорожным служащим, уроженцем Полтавщины, а мать, Мария Ивановна была родом из Рязанской области.

Гайдай учился в Иркутской железнодорожной школе № 42.

Принимал участие в Великой Отечественной войне, после тяжёлого ранения, его признали непригодным к дальнейшему несению военной службы.

В 1947 году окончил театральную студию при Иркутском областном драматическом театре, работал осветителем, актёром.

В 1949 году поступает на режиссёрский факультет ВГИКа. После окончания  университета Гайдай снимается в фильмах: «Ляна», «Ветер», «В пути», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика Бриллиантовая рука», «Риск — благородное дело», «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди».

Сценарии к своим фильмам Леонид Гайдай почти всегда писал самостоятельно.

В 1970-х он занимался экранизациями классических произведений, а с 1981 по 1988 гг. снимал в основном сюжеты для киножурнала «Фитиль».

Режиссёрские работы Леонида Гайдая: «Долгий путь», «Жених с того света», «Трижды воскресший», «Пёс Барбос и необычный кросс», «Самогонщики», «Деловые люди», «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», «Бриллиантовая рука», «12 стульев», «Иван Васильевич меняет профессию», «Не может быть!», «Инкогнито из Петербурга», «За спичками», «Спортлото-82», «Опасно для жизни!», «Частный детектив, или Операция «Кооперация», «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди». Он на протяжении многих лет сотрудничал с одними и теми же киноактерами, блестящая игра которых во многом определяла успех его комедий.

Гайдай был женат на актрисе Нине Гребешковой.

Скончался 19 ноября 1993 года в Москве. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

 

Интерес к комедии

  

В 1947 окончил театральную студию при Иркутском областном драматическом театре, в 1955 — ВГИК (мастерская Г. В. Александрова). Был режиссером-практикантом на съемках комедии «Ляна» (1955) Б. В. Барнета. Два этих учителя как бы подтверждают несомненную связь творчества Гайдая с традициями отечественной кинокомедии. Но первый фильм «Долгий путь» (1956, совместно с В. И. Невзоровым) он поставил по сибирским рассказам В. Г. Короленко, таким образом отдав дань своему дальневосточному происхождению. Обратился к жанру сатирической комедии только в следующей работе «Жених с того света» (1958), которая подверглась жесткой цензуре и в результате была значительно сокращена. Фильм «Трижды воскресший» (1960), решенный в жанре героической киноповести с явным идеологическим пафосом, считается вообще вынужденным в творчестве Гайдая, который все-таки был чужд политике вопреки ныне приписываемым ему диссидентским мотивам. Но немаловажно, что действие «Трижды воскресшего» сначала происходит в годы Гражданской войны, а для режиссера эпоха начала 20 века (вплоть до 1930-х годов) окажется впоследствии одной из самых излюбленных, если судить по экранизациям произведений И. Ильфа и Е. Петрова («12 стульев», 1971), М. А. Булгакова («Иван Васильевич меняет профессию», 1973), М. М. Зощенко («Не может быть!», 1975). Да и в упомянутом «Долгом пути», а также в фильмах «Деловые люди» (1963, по рассказам О. Генри) и «За спичками» (1980, СССР—Финляндия, совместно с Р. Орко, по М. Лассиле) события разворачиваются примерно тогда же. Интерес к той поре, безусловно, связан у Гайдая еще и с его пристрастием к раннему кинематографу.

 

 

Клондайк Гайдая

  

В 1961 в короткометражке «Пес Барбос и необычайный кросс» он вроде бы случайно взялся за «экранизацию» газетного фельетона Степана Олейника, чтобы не оставаться в простое. Но в невидимом перенесении во времени, в ориентации на сатирическо-комедийное искусство 20-х годов как советское, так и американское (Чарли Чаплин, Бастер Китон и Гарольд Ллойд), Гайдай нашел истинный Клондайк. И даже приемы эксцентрической американской комедии приобрели у него чисто российское и вполне советское звучание. Эта незатейливая короткометражка также породила уникальный феномен трех суперпопулярных героев-масок советского кинематографа — Балбеса, Труса и Бывалого, которые потом были задействованы в следующей короткометражке «Самогонщики» (1962), в третьей новелле комедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» (1965) и в «Кавказской пленнице» (1966). Две последние названные картины и «Бриллиантовая рука» (1968), удостоенная Государственной премии в 1970, образуют своеобразную комедийную трилогию 1960-х годов. Все эти фильмы являются также самыми кассовыми — только за 15 месяцев проката их посмотрели 222,8 млн. зрителей, то есть практически все население СССР. В целом же аудитория в советских кинотеатрах на фильмах Гайдая составила (без учета повторного проката) около 600 млн. человек (например, у Стивена Спилберга в США зрителей было раза в полтора меньше). То есть по весьма грубым прикидкам, кассовые сборы могли быть в размере 200 млн. рублей в ценах до 1991 года. Можно сказать, что «бриллиантовая рука» была у самого Гайдая. В Америке был бы при жизни мультимиллионером, у нас же жил скромно, как, допустим, Семен Семенович Горбунков из «Бриллиантовой руки». Неслучайно, что именно эта комедия в 1995 году в результате опроса зрителей телеканала РТР была признана самой лучшей. Это и наиболее кассовое, и совершенное творение режиссера, вошедшего наряду с Э. А. Рязановым и Г. Н. Данелией в первую тройку советских комедиографов. Роль Горбункова, который всегда готов выручить и помочь совершить чудо, была доверена Ю. В. Никулину. Эта карнавальная двойственность героя, программно заявленная и в его любимой песне про зайцев, была своеобразным выходом за пределы регламентированного социального существования, романтически-пародийным проявлением индивидуального куража. Столь популярная и всегда приносившая большую удачу в кинопрокате формула «свой среди чужих, чужой среди своих» обыграна у Гайдая с редкой язвительностью и в то же время с подлинным сочувствием к маленькому человеку, который вынужден играть не свойственную себе значительную роль (этот мотив не раз использовался и Чаплином и Китоном, перед которыми Гайдай преклонялся всю жизнь). И несмотря на то, что режиссер порой сам появлялся в маленьких ролях на экране, его подлинным автопортретом следовало бы считать симпатичного Семена Семеновича (вот и реальная жена режиссера актриса Н. Гребешкова сыграла супругу Горбункова), наивного, добродушного и сердечного «агента поневоле», вынужденного жить на «острове невезения» и спасаться от отчаяния, напевая «А нам все равно, а нам все равно...». Вот почему «Бриллиантовая рука» — не только самая смешная и умная, но и наиболее личная работа Гайдая.

 

Экранизация классики и перестроечные фильмы

  

А его по-своему знаменательный уход в застойные 1970-е годы прочь от современной тематики и увлечение эксцентрическими экранизациями литературы прошлого в итоге привело режиссера к заведомой неудаче в случае обращения в «Инкогнито из Петербурга» (1978) к «Ревизору» Н. В. Гоголя. Последующие, уже перестроечные работы Гайдая: «Опасно для жизни!» (1985), «Частный детектив, или Операция «Кооперация» (1989) и «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992) — позволили ему вернуться к современности. Однако в изменившейся ситуации прежняя гайдаевская манера сочетания трюковых комедий с сатирическим зарядом действия и остро выписанными характерами персонажей теперь оборачивалась беззубостью в социальной критике действительности и лишь внешней комедийностью героев. После его смерти началась стремительная (иногда чересчур залихватская) переоценка творчества режиссера, запоздало признанного безусловным классиком, неповторимым мастером советской эксцентрической и сатирической комедии.